Главная     Контакты     Карта сайта     О сайте  

ИСТОРИЯ

Хронология

Краткая история обители

Изучение истории монастыря

План-схема монастыря

Монастырский комплекс

Календарь
памятных дат

Почитание святителя
Николая Чудотворца

ПЕРСОНАЛИИ

Прп. Антоний Краснохолмский

Игумены монастыря

патриарх Иоасаф II

игумен Анатолий (Смирнов)


кн. Андрей Угличский

инокиня Марфа (Романова)

А.К. Жизневский

архиеп. Димитрий (Самбикин)

В.З. Исаков

ИСТОЧНИКИ

Источники

Монастырский летописец

Летописец

Перевод Летописца

Синодик

ЛИТЕРАТУРА

Список научных работ

Тверской патерик

Библиотека

ФОТО И ВИДЕО

Фотогалерея

Аудио- и
видеоматериалы

КОНТЕКСТ

Бежецкий Верх
в XV веке

Приходское духовенство Новгородской земли (XV - начало XVI вв.)

Повседневная жизнь русского средневекового монастыря

Монашество и монастыри в России XI-XX века: Исторические очерки

Церковь Зосимы и Савватия
в деревне Слобода


Красный Холм и его монастырь

в XVIII веке

по воспоминаниям неизвестного
(свящ. И.С. Белюстина)

по воспоминаниям М.П. Погодина

по воспоминаниям владыки Саввы (Тихомирова)

по воспоминаниям владыки Димитрия (Самбикина)

по воспоминаниям владыки Серафима (Чичагова)

по воспоминаниям А.Л. Мясникова


Аналогии

Ссылки

ПОЧИТАНИЕ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА
в Краснохолмском Николаевском Антониевом монастыре

Наталья Тарасова

Трижды в год Православная Церковь празднует дни памяти одного из самых почитаемых христианских святых — святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца: 19 декабря (6 декабря по строму стилю) — день Преставления, 22 (6) мая — Перенесение мощей из Мир Ликийских в город Бари, 11 августа (29 июля) Рождество святителя Николая. Древнейший из них — торжество на день Преставления святителя.

Пожалуй, нет в России такого города, села, деревни, в которых не было бы церкви или часовни, посвященной этому святому. Русская духовная культура сохранила немало благочестивых преданий, рассказывающих о чудесах и милостях святителя Николая русским людям[1]. «Приди в Русь и увидишь, — пишет святитель Димитрий Ростовский, — что нет ни града, ни села, где бы во множестве не было чудес святителя Николая»[2]. На непрестанную чадолюбивую заботу святителя благодарные сердца и души откликнулись особым почитанием святого: в целом ряде русских монастырей и храмов находятся частицы драгоценных останков святителя Николая, известно множество икон, считающихся чудотворными. Одним из тех мест на Новгородской земле, где в XVI–XVII веках сложился особый культ святителя Николая, был Николаевский Антониев монастырь.

Земля, на которой монастырь возник[3] во второй половине XV века, в XII–XVI веках входила в состав весьма обширной территории Бежецкого Верха, расположенного на юго-востоке Бежецкой пятины Великого Новгорода[4]. Церковные приходы Новгородской кафедры этой местности были описаны в 70-е годы XVI столетия[5]. Из 10 упомянутых в книге монастырских сел Никольские церкви стояли в 3-х[6]. В церквях, освященных в иные наименования, имелись в значительном количестве иконы святителя, что нашло отражение в монастырских описях[7].

Широкое распространение культа святителя Николая в примонастырской округе было связано с особым почитанием святого в «Доме Николы Чюдотворца Онтоновом монастыре», как любовно называли монахи свою обитель[8]. «Существует устное предание, — сообщает игумен Анатолий (Смирнов) в «Историческом описании…» монастыря, — что однажды ночью Антоний [основатель монастыря — Н.Т.] увидел из оконца своей кельи невдалеке необыкновенный свет. Объятый трепетом и радостию, он вышел узнать что означало это дивное явление, и узрел на дереве икону Святителя Николая Чудотворца»[9]. Согласно преданию[10], обретенная икона была установлена в новой деревянной церкви, освященной в честь святителя Николая, а в 1481 году начато было строительство в камне главного монастырского храма — Никольского собора[11]. Однако ранние монастырские документы XVI столетия[12], описывая многообразные изображения святителя Николая в Никольском храме, явленного образа не упоминают[13]. Впервые явленный образ «длин[ной] 6 верш[ков] шир[иной] 5 верш[ков][14], по полям и оплечью оклад и венец серебряные, чеканные, вызолоченные, в венце 4 камня зеленых и 4 красных» упоминается в монастырской описи 1688 года[15]. Богато украшенный жемчугом, он имел традиционный для аналойной выносной иконы размер и в XVII столетии, как отмечает игумен Анатолий, помещался «на аналогие близ царских дверей»[16]. Согласно ранней монастырской описи, в XVI веке в «Доме Николы Чудотворца Антониевом монастыре» особо почитался другой — «локотный»[17] — образ святителя, обложенный «серебром; басмы серебрены золочены; да у нево ж гривна бита; басмы золочены <…> гривна серебрена решетчета; да у тово ж образа писан образ Спасов да Пречистые над плещами, а венцы обложены басмы серебряны; <…> пелена бархат червчата земля на золоте с круживом, опушена сверху и сысподи дороги зелены <…> ожерелье жемчюжное сажено <…> вердунка позолочена…»[18]. Для нас примечателен этот образ не столько богатством своего убранства, сколько тем, что над плечами святителя Николая изображены Спаситель и Богоматерь. Этот иконографический сюжет, носящий название «Никейского чуда», известен на Руси с конца XIII века[19], но на Новгородской земле иконография святителя Николая со сценой «Никейского чуда» получает весьма широкое распространение на рубеже XV–XVI веков, что искусствоведы увязывают с деятельностью новгородского архиепископа Геннадия (1484–1504)[20]. Не исключено, что особое почитание в Антониевом монастыре данной иконы связано с ее древностью. И возможно, это один из первых образов святителя Николая, который появился в новом каменном храме, выстроенном в 80-е годы XV столетия.

По сведениям игумена Анатолия, особо в монастыре почиталась и другая икона святителя — местная икона Николая Чудотворца с чудесами (деянием), «дл[инной] 2 арш[ина] шир[иной] 1 арш[ин] 9 вер[шков][21], древняго иконнаго письма, в серебряной, вызолоченной ризе; около венца, по краям святительских одежд и около изображений Спасителя и Божией Матери низано жемчугом, в коем весу 31 1/2 золотник. Икона эта известна была еще в XVI столетии и тогда на ней был серебряный оклад игумена Иосифа (Иоасафа — Н.Т.)[22], похищенный, должно быть, в литовское время, так как в 1631 году на ней серебряный вызолоченный оклад был духовника государыни великия инокини Марфы Иоанновны чернаго священника Ионы; а в 1683 году на ней уже были оклад серебряный чеканный, риза серебряная литая, вызолоченная и унизанная жемчугом, как и ныне»[23]. Монастырская опись 1575 года сохранила для нас краткое описание этого образа: «…на золоте; да у тово ж образа написаны образ Спасов да Пречистые <…> гривна серебряна нагладко золочена, да другая гривна серебряна золочена, а третья гривна решетчата, да грош, серебрян золочен и около Николина образа писано деянье Николино; венцы серебряны позолочены <…> пелена отлас желт, а выбит на ней крест серебром, а опушена тафта дороги зелены…»[24]. Иконография житийного цикла святителя Николая, разработанная византийскими мастерами в конце XII–XIII веках, на русской почве обрела своеобразие. Русские житийные иконы святителя Николая, датируемые XIV–XVII веками, включают в себя от 12 до 30 клейм с изображением как традиционных житийных сцен и чудес святителя, так и сюжетов, связанных с перенесением его святых мощей в Бари, и чудес, случившихся на Руси[25]. Исключение составляет образ святителя Николая Чудотворца «Великорецкого», средник которого традиционно окружают восемь клейм с устоявшимися эпизодами жития святого, хотя и здесь случаются исключения[26]. Большинство сохранившихся житийных икон XV–XVI вв. в среднике имеют либо поясное, либо «стоячее» (обычно «Зарайского» типа) изображение Николая Чудотворца[27], окруженное 12–18 клеймами. К счастью для нас, среди немногочисленных фотоснимков Николаевского Антониева монастыря[28] сохранилась фотография (1909 г.) центральной части иконостаса Никольского собора. На ней фрагментарно видна та самая местная икона святителя Николая, которую упоминает игумен Анатолий. Качество снимка не позволяет идентифицировать образ полностью, но кое о каких деталях образа судить можно. На снимке четко видно, что в среднике Николай Чудотворец изображен в полный рост, хотя иконографический тип предстояния из-за оклада не просматривается[29], над плечом имеется изображение Спасителя (следовательно, и Богоматери) ниже располагается еще какая-то фигура, вероятно, святой. Житийных сцен в клеймах по левой стороне 6, и в общей сложности их, по всей видимости, 16. И фигура святителя Николая, и фигура Христа довольно вытянуты. По своему иконографическому типу житийная икона Николая Чудотворца из Николаевского Антониева монастыря близка к его житийному образу из Никольской церкви села Озерёво[30] Ленинградской области, экспонируемому в Русском музее. Датируется озерёвский образ XIV веком. Не является ли монастырская икона святителя списком XV–XVI веков[31] с этого уникального новгородского образа?

Неоднозначность письменных монастырских источников XVI–XVII веков и устный характер монастырского предания об обретении иконы не позволяют определить, какой из почитаемых в монастыре образов святителя Николая был явленным. Приходится констатировать, что предание об обретении иконы святителя Николая преподобным Антонием имеет позднее происхождение и связано с возрождением монастыря во второй половине XVII века[32], восходя к традиции почитания в обители местных образов святителя, ставших чем-либо примечательными в XVI веке[33]. Обращает на себя внимание и тот факт, что данный сюжет — обретение иконы — не вошел в монастырский «Летописец», повествующий о начальном периоде истории обители, хотя и создавался монастырскими книжниками в 1686–1687 годах[34], годом ранее, чем составлялась опись, упоминающая явленный образ. На наш взгляд, это также указывает на позднее происхождение легенды об обретении иконы. Но нельзя исключать, что в основании предания лежат какие-то исторические факты, связанные с первоначальной историей монастыря. Так монастырский «Летописец» сообщает, что Антоний, будучи иеромонахом, пришел в Бежецкий Верх в середине XV века из Белозерской стороны. Примерно в то же время в Кирилло-Белозерской обители подвизался Александр Ошевенский. В его житии, написанном в XVI веке, сказано: «В Кирилловой обители, по возвращении, посвященный в иеромонаха, получил от игумена в благословение икону Одигитрии и икону святителя Николая и с такими средствами дал при кресте на Чугоре обет провести остальную жизнь в будущей обители. Поручив отцу надзор за построением храма, отправился он в Новгород. Здесь святитель Иона преподал ему благословение на устроение обители и антиминс для храма ее. <… > Храм был освящен во имя святителя Николая. Блаженный Александр с бодрою душою начал пустынную жизнь…»[35]. Вполне возможно, что в «Доме Николая чюдотворца Онтонове монастыре» некоторое время хранилась келейная икона преподобного Антония, которую он мог принести с собой из того монастыря, в котором подвизался ранее. Память об этом некоторое время сохранялась, затем в XVI веке в виде особого почитания была перенесена на один из старинных образов святителя Николая. Впоследствии нескольких лет Смуты, когда преемственная связь духовных и исторических традиций была нарушена, а монастырь неоднократно разорялся, легенда об обретении иконы была возобновлена вновь в конце XVII века и перенесена на иной образ.

Рассматриваемые нами почитаемые в Бежецкого Верху Николаевском Антониевом монастыре образы Николая Чудотворца позволяют сделать вывод, что изготавливаться они могли иконописцами новгородской школы, восходили к чтимым в Новгородской земле образам, и, скорее всего, являлись наиболее древними из всех, имеющихся к 70-м годам XVI столетия в монастыре икон. Еще один образ, который мог относиться к рубежу XV–XVI веков, — образ «Николы чюдотворца стоячей на золоте пядница меньшая», «поставленный» неким Истомой[36]. В утраченном монастырском синодике 1685 года, где имелась запись его рода, он назван «слугою Ширяцкого»[37], вероятно, Федора Никитича Ширяцкого, помещика, проживавшего в Бежецком Верхе в начале XVI века[38].

Незатейливая простота речи монастырского писца, которой описываются в документах XVI столетия иконы святителя Николая Чудотворца, не позволяет судить об иконографических особенностях упоминаемых им образов. В русской иконографии к XV–XVI векам сложилось такое значительное многообразие изображений святителя Николая, что дальнейшее изучение вопроса о монастырских иконографических типах возможно только с привлечением документов следующих столетий, поскольку планомерное разорение Николаевского Антониева монастыря на протяжении 20-30-х годов ХХ столетия привело к утрате иконописного убранства монастырских церквей. Последний раз монастырские иконы были описаны в 1930-е годы, перед закрытием монастыря, и дальнейшая их судьба неизвестна[39].

Невозможно представить себе средневековый монастырь и без ниши-«книгохранительницы». Старинные монастыри издревле хранили в недрах своих «книгохранилищных палат» «неистлевающее» сокровище — слова и поучения о жизни и деяниях Христа, его святых и своих благочестивых предков: рукописные книги, летописи, жития, грамоты, уставы, завещания и так далее, освященные многовековыми духовными традициями Православия и жизнью предшествующих поколений, из которых из века в век черпались знания о спасении души с памятованием слов Христа «ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф. 6:21). Имелись такие книгохранительницы с деревянными дверями на железных крюках и висячем замком и в стенах Никольского собора Антониева монастыря. Хранились в них более десятка богато украшенных Евангелий, Устав, Октоих, пять Прологов, писанных никольскими монахами, три Лествицы, Златоуст, Минея общая, Триодь постная и ряд других книг[40]. Среди всего этого разнообразия единожды упоминается книга «в полдесть на бумазе, а в ней писано житие Николы чудотворца», а также «Жития» Соловецких чудотворцев, Михаила Клопского и Александра Свирского[41]. Упоминание книги «Жития» Николая Чудотворца в монастырской описи 1575 года — единственное и более нигде не встречается. Должно быть, данное «Житие» было утрачено уже к XIX веку, маловероятно, что книга могла показаться исследователям XIX–XXI веков чем-либо непримечательной и недостойной внимания[42]. Средневековая книга «в полдесть на бумазее» — весьма распространенный вариант «издания» в 1/4 долю (4о) бумажного листа, что, примерно, соответствует формату 20х15 см. В этом случае лист бумажной формы разрезался пополам и затем сгибался вдвое, то есть одному листу бумажной формы соответствовали четыре листа книги[43]. Как наиболее приемлемое средство для письма бумага на Руси стала использоваться в XV веке, получив широкое распространение в XVI столетии. Бумага по своему качеству различалась на книжную и писчую[44], потому для книг, как бесценных сокровищ мудрости и знания, использовалась наиболее дорогая и качественная бумага иностранного производства — итальянская, французская, немецкая, польская, которая поступала через Ригу, Новгород и Смоленск[45]. Вариант книги «в полдесть на бумазее» предназначался для повседневного (частого) использования. Как правило, такие «издания» отличались небольшим форматом и простотой исполнения[46]. Было ли писано «Житие» Николы Чудотворца никольскими монахами-переписчиками, которых упоминает монастырская опись 1575 года, или же куплено на рынке у торговцев книжной продукцией, или же сделано на заказ в каком-либо монастырском скриптории[47], является одной из загадок древнего монастыря. Как и вариант текста «Жития», который излагала монастырская книга, в силу неоднозначности житийных текстов и разнообразия его изводов[48]. В Государственном архиве Тверской области сохранилось несколько рукописных текстов «Жития» Николая Чудотворца XVI века в 4о[49], позволяющих вглядеться в похожую монастырскую житийную книгу, помогая приблизиться к закрытому от посторонних глаз монашескому миру.

Жизнь русского средневекового монастыря пронизана правилами и традициями годового круга богослужений, которые, как правило, определяли и бытовую сторону жизни насельников. В «Доме Николая Чюдотворца Онтонове монастыре» к XVII столетию сложились определенные традиции, связанные с празднованием главного престольного праздника, отмечавшегося на Николу-зимнего, 6 (19) декабря. В этот день освящалась святая вода, для хранения и перемещения которой специально заготавливалась «вощаница»[50], а после храмового праздника «с Никольскими святыми водами и с Никольским образом», который «был окладываем серебром с позолотою, подкладываем был зенденью», игумен или старший из братии монастыря отправлялся в Москву к царю с подношением. «Никольский образ в окладе» также подносился в дар митрополиту (затем патриарху), благотворителям монастыря, различным вельможам. Поездки эти носили ежегодный характер[51], являя собой ту форму общения с миром, которая не нарушала монашеского безмолвия, не привносила суету и искушения в монашескую жизнь, но позволяла быть и оставаться необходимой частью мира, поддерживая гармонию в религиозном укладе средневекового общества. Поездки с Никольским образом и святыми дарами являлись также формой прославления «Дома Николы Чудотворца» и самого святителя. По этой причине подношение образа святителя Николая различным лицам практиковалось не только в день храмового празднества, но и в случае разъездов «по монастырским казенным делам», или же когда сановники сами приезжали в монастырь по разным надобностям[52]. Небольшие по своим размерам подносные иконы заказывались у иконописцев, работавших на монастырь[53] или проживавших в нем[54]. Существовала традиция гостинцев-подношений игумену, келарю и казначею в храмовый праздник от монастырского волостного старосты[55]. По всей видимости, в день престольного праздника принимались и какие-либо серьезные решения, связанные с обустройством монастыря и монастырской жизни[56].

Сегодня нам остается только сожалеть, что прекрасный Никольский собор, возведенный в камне в конце XV века неизвестными мастерами на итальянский манер[57], сегодня находится в руинированном состоянии и только начинает возрождаться, что прекрасные образцы расцвета древнерусского иконописного и книжного искусства далекой эпохи не дошли до нас, что многовековые монастырские традиции утрачены. Но хочется верить, что дальнейшее пристальное изучение пусть и немногих сохранившихся монастырских источников XVI–XVII веков, привлечение монастырских описей XVIII–XIX столетия позволит приоткрыть завесу тайн истории, традиций и культуры старинного русского монастыря.

 


Опубликовано: Тарасова Н.П. Чадолюбивый пастырь. Память святителя Николая Чудотворца на Краснохолмской земле // Сельская новь. 2019. № 5. С. 7; Тарасова Н.П. Почитание святителя Николая Чудотворца в Краснохолмском Николаевском Антониевом монастыре // Начало: журнал Института богословия и философии. СПб, 2019. № 36. С. 187–198; Тарасова Н.П. К вопросу о почитании святителя Николая Чудотворца в Краснохолмском Николаевском Антониевом монастыре в XVI–XVII веках // Палеоросия. Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. Научный журнал СПбДА. СПб., 2019. Вып. 1 (11). С. 161–178.

Примечания:

[1] Житие и чудеса святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского и слава его в России / Сост. Ф. Гусев, А. Вознесенский. — Репринтное воспроизведение синодального издания 1899 года. — Житие и чудеса святителя Николая Чудотворца. М., 2005. С. 324–325.

[2] Губарева О.В., Турнова Н.М. Святитель Николай Чудотворец. (Русская икона: образы и символы). Т. 3 («Веди»). СПб., 2013. С. 10.

[3] Современный Краснохолмский район Тверской области, деревня Слобода.

[4] Алексеева С.В. Княжеские усобицы второй четверти XV в.: территориально-политический аспект развития Русских земель. Дисс. …канд. ист. наук. СПб., 2008. С. 163–164; Дворников А.С. Город Бежецк и Бежецкий край: Очерки по истории и археологии. Тверь, 1996. С. 8–9, 14–15, 21.

[5] Дозорная книга церковных приходов Новгородской кафедры в Бежецком Верхе дозора Долмата Тишнева // Писцовые книги Новгородской земли. Т. 3: Писцовые книги Бежецкой пятины XVI века / Сост. К.В. Баранов. М., 2001. Прил. 3. С. 195–239.

[6] Там же. С. 198–200.

[7] Историческая библиотека Тверской епархии: [Извлечения из Тверских епархиальных ведомостей]. Т. 1. Тверь, 1879. С. 352–354, 397–400.

[8] Тарасов А.Е., Тарасова Н.П. «Летописец о зачатии Бежецкого Верху Николаевского Антониева монастыря»: время и обстоятельства создания. [Электронный ресурс] // Исторические исследования: электронный журнал Исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. М., 2016. № 5. С. 223–245. Дата публикации: 08.12.2016. Режим доступа: http://www.historystudies.msu.ru/ojs2/index.php/ISIS/article/view/96/251 (дата обращения: 29.12.2018). С. 225.

[9] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Весьегонского уезда Тверской губернии. Тверь, 1883. С. 4.

[10] Там же; Житие и чудеса святителя Николая Чудотворца... С. 324–325.

[11] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 4-5.

[12] Историческая библиотека Тверской епархии. С. 346-400; Материалы по истории крестьян в Русском государстве XVI века: Сборник документов / Под ред. А.Г. Манькова. Л., 1955.

[13] Историческая библиотека Тверской епархии. С. 360-363, 365-368.

[14] Примерно 26х22 см.

[15] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 20.

[16] Там же.

[17] «Локоть» равнялся примерно 38–47 см.

[18] Историческая библиотека Тверской епархии. С. 360.

[19] Рыбаков А.А. Иконография святителя Николая Чудотворца в иконописи Русского Севера XVII-XVIII вв. // «Правило веры и образ кротости…». Образ свт. Николая, архиепископа Мирликийского, в Византийской и славянской агиографии, гимнографии и иконографии. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2004. С. 501.

[20] Шалина И.А. Типология древнерусской иконописи святителя Николая Мирликийского XI–XVI веков // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2010. С. 572–573.

[21] Примерно 143х135 см.

[22] Тарасова Н.П., Сорокин В.Н. Свет миру: Настоятели Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. 1461–1920 гг. (Материалы к биографиям). Бежецк–Тверь, 2017. С. 59–64, 225.

[23] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 20.

[24] Историческая библиотека Тверской епархии. С. 360–361.

[25] Патерсон-Шевченко Н. Святой Николай в Византийском искусстве // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2010. С. 286; Романов Г.А. Крестные ходы в честь святителя Николая // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2010. С. 495; Смирнова Э.С. Изображения Мирликийского архиепископа Николая с избранными святыми. Своеобразие русских иконографических вариантов // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2010. С. 366.

[26] Нечаева Т.Н. Иконография Великорецкого образа святителя Николая Чудотворца в русской иконописи XVI в. // «Правило веры и образ кротости…». Образ свт. Николая, архиепископа Мирликийского, в Византийской и славянской агиографии, гимнографии и иконографии. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2004. С. 445.

[27] Романов Г.А. Крестные ходы в честь святителя Николая. С. 255-256; Шалина И.А. Типология древнерусской иконописи святителя... С. 559–565.

[28] Тарасова Н.П., Тарасов А.Е. Источники по истории Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря // Вестник церковной истории. М., 2016. № 1/2 (41/42). С. 213–214.

[29] «Стоячий» образ мог представлять собой так называемый «закрытый» иконографический тип святителя Николая, появившийся еще до утверждения официальной иконографии и восходящий к первому — надгробному — образу. Например, как на новгородской иконе XV века «Святители Иаков Иерусалимский, Николай Мирликийский, Игнатий Богоносец» из Русского музея, или как на ростовской иконе «Святой Николай архиепископ Мирликийский» середины — третьей четверти XIV века из московского Частного музея Русской иконы. Начиная с XIV столетия, подобные изображения Николая Чудотворца на русской почве все более приобретают черты, отражающие идеалы монашеской жизни. — См.: Задорожный Н.В., Шалина И.А. Иконы святителя Николая в Частном музее Русской иконы // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2010. С. 524 ил. 2; Смирнова Э.С. Изображения Мирликийского архиепископа Николая с избранными святыми... С. 377 ил. 15; Шалина И.А. Типология древнерусской иконописи святителя Николая... С. 552, 565, 567–568.

[30] Иное написание населенного пункта — Озерово. Деревня Бокситогорского района Ленинградской области.

[31] В Николаевском Антониевом монастыре имелись старинные иконы, датированные А.К. Жизневским XV веком. — См.: Жизневский А.К. Описание Тверского музея. Археологический отдел. М., 1888. С. 361, 365, 385.

[32] Тарасова Н.П. «Летописец о зачатии Бежецкого верху Николаевского Антониева монастыря» как исторический источник // Проблемы исторического регионоведения: сб. науч. ст. к 10-летию Кафедры исторического регионоведения / Отв. ред. проф. Ю.В. Кривошеев. СПб., 2012. Вып. 3. С. 183–185.

[33] Например, по аналогии с образом святителя Николая Чудотворца (Великорецкого), прославление которого и распространение в списках как раз приходится на первую половину XVI века. — См.: Маханько М.А. «Вологодский извод» иконы «Никола Великорецкий». О разных редакциях житийного варианта чудотворного образа // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2010. С. 469; Нечаева Т.Н. Иконография Великорецкого образа святителя Николая Чудотворца... С. 439–455.

[34] Тарасов А.Е., Тарасова Н.П. «Летописец о зачатии Бежецкого Верху Николаевского Антониева монастыря»: время и обстоятельства создания. С. 233–240.

[35] Избранные жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней архиепископа Филарета Черниговского. В 2-х кн. Январь-июнь. М., 2011. С. 549.

[36] Историческая библиотека Тверской епархии. С. 363.

[37] [Иванов И.А.] Краснохолмский синодик // Журнал 95 заседания ТУАК 17 февраля 1904 года / Под ред. И.А. Виноградова. Тверь, 1907. С. 28.

[38] Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974. С. 369.

[39] Филиппов О.П., протоиерей. Соль земли Краснохолмской. Исторический очерк. СПб., 2017. С. 14.

[40] Историческая библиотека Тверской епархии. С. 370–375.

[41] Там же. С. 373, 375.

[42] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 75–76; Гадалова Г.С. Рукописные памятники о Николае Чудотворце в хранилищах Твери // «Правило веры и образ кротости…». Образ свт. Николая, архиепископа Мирликийского, в Византийской и славянской агиографии, гимнографии и иконографии. Сборник статей / Под общей редакцией А.В. Бугаевского. М., 2004. С. 197–221; Голубев И.Ф. Собрания рукописных книг г. Калинина // Труды Отдела древнерусской литературы. Т. XI. М.–Л., 1955. С. 440–463; Жизневский А.К. Древний архив Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. М., 1879; Сперанский М.Н. Описание рукописей Тверского музея // Чтения в императорском Обществе истории и древностей Российских при Московском университете. 1890 год. Кн. IV (155) / Под общ. ред. Е.В. Барсова. М., 1891. Отд. II. С. 1–313.

[43] Дадыкин А.В. Методические указания по определению и датировке бумаги русских кириллических книг XV–ХХ вв. Ростов Великий, 2006. [Электронный ресурс] // Открытый текст: Электронное периодическое издание. Дата публикации: 23.07.2009. Режим доступа: http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=2933 (дата доступа: 29.12.2018). С. 10.

[44] Жизневский А.К. Древний архив... С. 16.

[45] Тихомиров М.Н., Муравьев А.В. Русская палеография. Учебное пособие. Изд. 2-е. М., 1982. С. 33–34.

[46] Гоголев А.К. Форматы русских рукописных книг; соотношение систем измерения основных форматов книг. М., 2015. [Электронный ресурс] // Информационный портал «Встарь, или Как жили люди. Свидетельства и комментарии». Lifeofpeople.info 2010-2018. Режим доступа: http://www.lifeofpeople.info/themes/?theme=22.76.21.s#article1 (дата обращения: 29.12.2018).

[47] Леонтьева Г.А., Шорин П.А., Кобрин В.Б. Вспомогательные исторические дисциплины: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. М., 2000. С. 63–64.

[48] Крутова М.С. Святитель Николай Чудотворец в древнерусской письменности. М., 1997; Пак Н.В. Житийные памятники о Николае Мирликийском в русской книжности XI–XVII веков. Дисс. канд. филол. наук. СПб., 2000. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dissercat.com/content/zhitiinye-pamyatniki-o-nikolae-mirlikiiskom-v-russkoi-knizhnosti-xi-xvii-vekov (дата обращения: 29.12.2018).

[49] Гадалова Г.С. Рукописные памятники о Николае Чудотворце в хранилищах Твери. С. 199–200.

[50] Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона — сосуд из воска, употребляемый в церкви для принятия какой-либо священной жидкости.

[51] Жизневский А.К. Древний архив... С. 15, 20, 23, 29, 30, 32.

[52] Там же. С. 23, 34.

[53] Материалы по истории крестьян в Русском государстве... С. 65.

[54] [Иванов И.А.] Краснохолмский синодик. С. 30.

[55] Жизневский А.К. Древний архив... С. 38.

[56] Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание... С. 13–14.

[57] Выголов В.П. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (последняя четверть XV в.) // Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Пространство и пластика. М., 1991. С. 3–27; Подъяпольский С.С. О датировке Никольского собора Антониева-Краснохолмского монастыря // Архитектурное наследство. 2001. Вып. 44. С. 26–31; Салимов А.М. Средневековое зодчество Твери и прилежащих земель XII–XVI века. Дисс. …д-ра иск. На правах рукописи. Тверь, 2015. С. 446, 450, 455–457; Яганов А.В. Об источниках датировки памятников «Бежецкого Верху Николы чудотворца Онтонова монастыря» // Архитектурное наследство. М., 2012. Вып. 57. С. 51–52.

Иллюстрации:

  1. Никола Чудотворец со Спасом и Богоматерью. Школа или художественный центр Твери. XV век. Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева (Москва).
  2. Никола Чудотворец в житии. Школа или художественный центр Новгорода.Конец XV — начало XVI века. Государственный Русский музей (Санкт-Петербург).
  3. Святой Николай Чудотворец, с житием в 16 клеймах. Начало XIV века. Происходит из Никольской церкви в селе Озерово Ленинградской области. Государственный Русский музей (Санкт-Петербург).
  4. Никола Чудотворец. Школа или художественный центр Новгорода. Конец XV века. Государственный Русский музей (Санкт-Петербург).

 

© Научно-просветительский сайт "Тверской Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь" (http://tver-antonievmon.bezhkray.ru), 2009–2021

© Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» (http://bezhkray.ru), 2014–2021

SmartTop.info